Ильдар Аляутдинов: «Запретом ваххабизма мы создадим смуту внутри мусульманского сообщества»

Ильдар Аляутдинов

На днях муфтий Татарстана Камиль Самигуллин предложил запретить ваххабизм, признав его экстремистской идеологией. С таким заявлением председатель ДУМ РТ выступил на заседании Межрелигиозного совета России. Эта инициатива вызвала неоднозначную реакцию в мусульманском сообществе. В частности, в Совете муфтиев России и Духовном управлении мусульман РФ (обе организации возглавляет Равиль Гайнутдин) не поддержали такой порыв татарстанского муфтия. За разъяснением позиции СМР и ДУМ РФ корреспондент «Реального времени» обратился к председателю ДУМ Москвы, ученому секретарю Совета улемов ДУМ РФ Ильдару Аляутдинову. В интервью нашей интернет-газете богослов рассказал о причинах неприятия такой инициативы Самигуллина и посетовал на то, что столь важные вопросы поднимаются без коллегиального решения мусульманских экспертов.

— Ильдар хазрат, почему Совет муфтиев России и ДУМ РФ не приняли заявление Камиля Самигуллина по ваххабизму?

— Такое заявление лично еще не видел, и в руки оно мне не попадало. Даже не знаю, было ли таковое. Это не совместное решение, а лишь инициатива одного из религиозных деятелей. В таких глобальных вопросах, как подобное заявление, нужно подходить взвешенно и учитывать разные мнения. Безусловно, все духовные управления, все муфтии, имамы ДУМ РФ и СМР, не сомневаюсь, против любых форм радикализма, экстремизма и терроризма. К сожалению, бывает так, когда один религиозный деятель что-то заявляет, не обсуждая, не согласовывая этого с другими, не учитывая, каким будет ход дальнейших событий. Ну объявили, что ваххабизм — это плохо… Во-первых, четкого определения «ваххабизма» не дано. Во-вторых, есть международные отношения с Саудовской Аравией. Используя данный термин для запрета и не давая четкого определения и критериев, что за ним стоит, мы в какой-то степени можем накалить отношения с таким важным партнером нашего государства, как Саудовская Аравия. Здесь, наверное, важны не какие-то термины, которые, как ярлык, можно повесить на многих. Важно четкое определение экстремистских радикальных течений, взглядов и убеждений.

— Тогда что такое ваххабизм? Много ли в России ваххабитов?

— Нужно начать именно с определения понятия «ваххабизм». Использование этого термина не совсем правильное и приемлемое. Имя Всевышнего аль-Ваххаб (Дарующий) неуместно применять к каким-то безграмотным людям разных экстремистских толков, называя их словом «ваххабит». Я уже с таким понятием не согласен. С одной стороны, имя Всевышнего аль-Ваххаб (Дарующий), с другой, вкладываемый в него смысл экстремизма, радикализма и терроризма — одно с другим не стыкуется. Нужно четко определить, какие убеждения, взгляды неприемлемы, недопустимы с точки зрения традиционного ислама.

Сегодня очень легко какого-либо имама или рядового верующего по внешним признакам отнести к ваххабитам. Никто даже разбираться не будет, является он таковым или нет. Может быть, верующий, смотря на других, копируя их, отпустил длинную бороду, подвернул брюки, а тут взяли и объявили его ваххабитом и поставили вне закона. Подобно тому, как те или иные течения или секты объявлены запретными по ряду факторов, точно так же и здесь нужно отталкиваться не от термина, а от того, что есть недопустимого в религиозных убеждениях человека и их проявлений в жизни.

Камиль Самигуллин, фото Олега Тихонова

— Корректно ли связывать ваххабитов с салафитами? Или это разные вещи?

— Считаю, что разные вещи. Каждый мусульманин на сегодняшний день претендует на то, чтобы быть салафитом — последователем первого поколения мусульман. Каждый суфий, имам, муфтий хочет быть салафитом, потому что следует первым ученым. Но важно не какую-то печать поставить, а понять, что за этим термином стоит. То опасение, которые высказали руководители СМР и ДУМ РФ, заключается в том, что под термин «ваххабизм» можно подогнать многих, тем самым избавиться от неугодных, невыгодных людей. Важно четко определить критерии, которые делают человека экстремистом или террористом. Мы часто слышим даже в рядах мусульманского сообщества, когда человек, чтобы угодить кому-нибудь, с легкостью говорит о ком-то, что тот ваххабит, потому что он не суфийских взглядов.

Этим запретом, необоснованным на сегодняшний день, мы создадим смуту внутри мусульманского сообщества. К сожалению, озвучивая данную точку зрения, кому-то на руку сказать: «А вот они защищают ваххабитов».

— Действительно, сейчас уже появляются подобные новости: СМР отказался запрещать ваххабизм, подразумевая, что вы выступаете за ваххабизм.

— Совет муфтиев России, Духовное управление мусульман Российской Федерации всегда выступают против какого-либо проявления форм радикализма и экстремизма. Как имам, который 19 лет работает в этой структуре, я это вижу и подтверждаю. Заявляя так, ДУМ РФ просто боится того, что внутри мусульманского сообщества будет некая смута: ярлык «ваххабит» станут вешать на неугодных и объявлять человека злодеем. Нужно определить некие критерии, по которым человек попадает в категорию тех, с кем нужно вести просветительскую работу. Если он преступает закон, то должен по закону понести наказание. А так запреты ни к чему хорошему не приведут. Нужно просвещать, образовывать, воспитывать, давать понимание, что есть ислам, какие принципы несет религия.

Вся проблема в том, что нам не хватает площадки, где бы лидеры мнений — мусульманские деятели — ключевые значимые вопросы обсуждали за одним столом и вместе принимали решения, в каком направлении двигаться. Не должно быть единоличных решений, иначе можно воспринять так, будто подобное решение продиктовано какой-то структурой, и человек обязан чью-то волю исполнить. Вопрос религии очень тонкий. С одной стороны, мы говорим, что государство и религия отделены друг от друга, с другой, мы видим некие попытки влияния на религиозную среду такого рода вещами. На данный момент важно не пытаться кого-то обвинять, обливать грязью. Все-таки нужно понять, к чему этот запрет приведет. И на данный момент нужно восстановить и укрепить единство мусульманского сообщества, где муфтияты разных регионов были бы единым целым, чтобы таких раздоров не возникало. Мы надеемся, что Всероссийский научный мусульманский совет будет функционировать и приносить свои плоды. Мы над этим проектом работаем.

— Тот самый Совет улемов при Болгарской исламской академии?

— Да. И первое заседание пройдет в Москве 17 апреля, иншаллах (если будет воля Аллаха, — прим. ред.).

— И кто там будет представлен? Кавказ, ЦДУМ, Татарстан?..

— Все.

Альбир Крганов, фото islam.ru

— Почему инициативу Самигуллина поддержали дагестанский муфтият и Альбир Крганов?

— Каждый сам вправе выбирать. Повторюсь, ДУМ РФ и СМР не против запрета каких-либо форм радикальных проявлений, которые нарушают согласие и мир внутри российского общества. Просто к этому вопросу нужно подойти грамотно и взвешенно, чтобы не наломать дров, чтобы не пострадали невинные люди. К сожалению, было и есть то, что одни обливают других грязью или лепят клеймо, тем самым избавляясь от неугодных людей или организаций, при этом используются государственные органы власти. Кстати, с Камилем хазратом очень хорошо общаюсь. Каждый раз, прибывая в Татарстан, к нему заезжаю. Хочется, чтобы наши усилия были объединены во благо ислама и мусульман.

— Ильдар хазрат, а какие другие мусульманские центры России выразили солидарность с СМР и ДУМ РФ в этом вопросе?

— Я этого не отслеживаю. Порой я не успеваю даже заниматься научными вопросами, подготовкой фетв, материалов. Просто нет времени на отслеживание того, кто что сказал.

— В конце прошлого года поднимался вопрос о коранитах, в том числе в Совете муфтиев России. Какую позицию по ним занял Совет улемов ДУМ РФ?

— Мы не привязываемся к понятию «коранизм». Люди, которые отрицают Сунну, наследие пророка Мухаммада, не имеют права называться коранитами — они прикрывают свои сектантские убеждения Священным Кораном. На самом деле эти люди дальше всех от Священного писания (Корана). У нас, ДУМ РФ и СМР, есть четкая позиция: те люди, которые отрицают наследие пророка Мухаммада, отрицают то, что имеет высокий уровень достоверности, по сути, выходят из лона ислама, перестают быть в нашем понимании мусульманами. Но это их личный выбор, за который им нести ответ пред Богом, а не перед нами. Отмечу, что мы не первые, кто такое озвучивает — это общемировое мнение касательно сунны нашего пророка и ее значимости. Это один из вопросов, который будет подниматься на предстоящем всероссийском совещании.

Тимур Рахматуллин
Источник: Реальное время 

© 2018 Духовное управление мусульман города Москва

Log in with your credentials

Forgot your details?